СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ОБСТАНОВКОЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ОБСТАНОВКОЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Бецков А.Н., Тагиров З.И. СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ В ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ОБСТАНОВКЕ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ И ВОЗМОЖНОСТИ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РОССИИ И В ГОСУДАРСТВАХ-ЧЛЕНАХ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. 2017. № 6. С. 3-13.

В работе освещаются актуальные вопросы организации деятельности наднациональных и некоторых национальных систем управления в условиях чрезвычайной обстановки на примере США, Европейского союза, Австралии, Канады, Германии, Великобритании и Японии, также рассматриваются глобальные приоритеты в сфере минимизации чрезвычайных ситуаций.

Ключевые слова: чрезвычайная обстановка, система управления, зарубежный опыт.

Введение (постановка задачи)

Современные региональные и глобальные интеграционные экономические и политические процессы становятся неотъемлемым объективным явлением международной жизни. Общественно-политические силы, контролирующие управление экономическими ресурсами регионального и глобального масштаба, стремятся сформировать благоприятные для своего устойчивого развития «правила игры» и минимизировать возможные бизнес-риски. В указанных целях заключаются стратегические международные соглашения, самыми надежными из которых являются гарантийные договоренности в рамках межгосударственных политико-экономических союзов (блоков), интегрирующих различные сферы общественной жизни.

С ростом промышленного производства, развитием процессов технологического износа источников повышенной опасности и ухудшением экологической обстановки проблема защиты населения от чрезвычайных ситуаций (далее – ЧС) природного и техногенного характера приобретает повышенную актуальность во всем мире. Помимо этого, кризисные явления в социальной сфере (массовые нарушения общественного порядка, народные волнения, террористические и криминальные угрозы и т.п.) неблагоприятно влияют на состояние защищенности общества и экономическую устойчивость политических систем.

Полагаем, что в условиях углубления экономической интеграции на евразийском пространстве, усиливающегося влияния международных связей стран-союзников на внутригосударственные процессы, трансформируется понятие «национальная безопасность» как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан, достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие [1]. В союзных государствах национальная безопасность становится сферой коллективных интересов.

Нормативно описанные явления на евразийском пространстве закрепляются в рамках деятельности Организации Договора о коллективной безопасности (далее – ОДКБ) и Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС). В этой связи определенный интерес представляет опыт управленческой деятельности ведущих промышленно развитых зарубежных экономических систем (уже прошедших этапы собственной межгосударственной экономической интеграции) в области ликвидации последствий чрезвычайной обстановки, рассматривающих безопасность в гуманитарном значении и в стоимостном выражении (по отношению экономических затрат к внутреннему валовому продукту). Данные обстоятельства актуализируют изучение проблем организации системы управления в чрезвычайной обстановке в рамках ЕАЭС.

Определение проблемы

Вступивший в силу с 1 января 2015 года Договор (с приложениями) о ЕАЭС [2] формирует общие экономические (базисные) ценности, детальным образом регламентирует бизнес-процессы, создает на евразийском пространстве благоприятную организационно-правовую среду для национальных инвесторов из 5 стран ЕАЭС. Однако существуют определенные обстоятельства объективной реальности, способные причинять экономический вред инвесторам, несмотря на строгую нормативную регламентацию воздействия на экономические интересы неблагоприятных антропогенных факторов. К таким факторам стоит отнести обстоятельства непреодолимой силы (чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, а также обстоятельства, формирующие на определенной территории обстановку, зачастую именуемую чрезвычайной).

Следует отметить, что проблематика чрезвычайной обстановки не нова в отечественной науке. Так, в рамках научной школы профессора Академии управления МВД России А.Ф. Майдыкова [3] под чрезвычайной обстановкой понимается опасная, нередко агрессивная среда функционирования, создаваемая чрезвычайными ситуациями природного, биолого-социального или техногенного характера и масштабными чрезвычайными обстоятельствами криминального, социально-политического или военного характера, приводящая к особым условиям деятельности [4].

Под особыми условиями деятельности при этом понимаются специфические условия функционирования в чрезвычайной обстановке в период участия в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного, биолого-социального или техногенного характера при решении задач в условиях чрезвычайных обстоятельств криминального, социально-политического или военного характера, в условиях обеспечения правового режима контртеррористической операции, участия в организации и ее проведения, особого правового режима чрезвычайного положения, особого правового режима военного положения, ведения гражданской и территориальной обороны, обеспечения мобилизационной готовности в предвоенное и военное время [5].

На территории ЕАЭС в правоотношениях экономических инвесторов (из стран-участниц этого союза) соблюдается равноправие при возмещении ущерба, вызванного гражданскими беспорядками, военными действиями, революциями, мятежами, введением чрезвычайного положения или иными подобными обстоятельствами (п.77 протокола о торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций – приложения № 16 к Договору о ЕАЭС). Вместе с тем к обстоятельствам непреодолимой силы, которые могут причинить не только убытки субъектам хозяйственной деятельности, но и привести к кризисным явлениям в национальных экономических системах, согласно анализу приложений к Договору о ЕАЭС, относятся, в том числе, чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера. Регламентация особенностей возмещения ущерба и коллективного реагирования на такие ЧС договоренностями в рамках ЕАЭС пока не предусмотрена.

Историческим примером коллективного социально-экономического ущерба от чрезвычайных ситуаций на территории современного ЕАЭС может служить Спитакское землетрясение в Армении, произошедшее 7 декабря 1988 г. При этом землетрясении (магнитудой около 7,0) пострадали 21 город и 342 села, оказались разрушены или пришли в аварийное состояние 277 школ, 250 объектов медицины, перестали функционировать более 170 объектов экономики, погибло приблизительно 25 тыс. человек, различной степени ранения получили 19 тыс. человек. В восстановлении разрушенных землетрясением районов Армении принимали участие все республики СССР, в различной степени помощь оказали около 111 стран. Совокупные экономические потери в ценах 1988 года составили примерно 14 млрд. долларов (США) [6]. Генерал-майор в отставке Н.Д. Тараканов, руководитель работ по ликвидации последствий землетрясения, так вспоминал эту трагедию: «Спитак оказался куда страшнее Чернобыля! Нашей главной задачей было не только помочь и вытащить из завалов живых, но и достойно похоронить погибших…» [7]; «Когда исполнилось десять лет с момента трагедии, мы побывали в Спитаке и посмотрели на нынешнее его состояние. Армяне понимают, что с распадом Советского Союза они потеряли больше, чем кто-либо другой. В одночасье рухнула союзная программа по восстановлению разрушенных стихией Спитака, Ленинакана, Ахурянского района. Сейчас они достраивают то, что строили Россия и иные республики СССР» [8]. Россия оказала значительную помощь тысячам людей, лишившимся жилья.

Договор о ЕАЭС накладывает определенные обязательства на государства-члены ЕАЭС в области совместных действий при возникновении чрезвычайной обстановки и деятельности по ее недопущению. Так, приложением № 12 к Договору о ЕАЭС (протокол о применении санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер) государства-члены обязаны принимать согласованные меры, направленные на предупреждение распространения и ликвидацию последствий санитарных заражений и чрезвычайных ситуаций, а также актов терроризма с применением радиационных, химических и биологически-активных веществ.

Однако, в настоящее время постановлением Правительства Российской Федерации от 21 мая 2007 г. № 304 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» [9] (в отличие от утратившего силу аналогичного постановления Правительства Российской Федерации от 13.09.1996 № 1094) не классифицирован трансграничный вид чрезвычайных ситуаций – поражающие факторы которых выходят за пределы Российской Федерации, либо которая произошла за рубежом и затрагивает территорию или экономические интересы Российской Федерации. Кроме того, в рамках ЕАЭС в данный момент не разработаны технические регламенты и международные договоры по совместному реагированию на чрезвычайные ситуации и обстоятельства. Таким образом, в российской национальной системе управления при чрезвычайных ситуациях в области коллективных действий по нейтрализации угроз и ликвидации неблагоприятных последствий чрезвычайной обстановки, складывающейся на территории ЕАЭС, наблюдается неурегулированность в праве.

Исследование зарубежного и международно-интегрированного опыта организации систем управления в чрезвычайной обстановке

Опыт предотвращения рисков и управления ими в чрезвычайной обстановке в зарубежных странах изучается в рамках дисциплины «emergency management» (с англ. – «аварийное управление») [10]. Теоретические положения данной дисциплины состоят из заблаговременной подготовки к чрезвычайной обстановке до ее наступления (планирования, подготовки, обучения населения), реагирования на кризисную ситуацию (например, эвакуация, карантин, химическая обработка, применение вооруженных полицейских и военных сил), поддержки населения и участия в восстановительных работах после чрезвычайного события.

Основа зарубежного «аварийного управления» – заблаговременное планирование управления рисками чрезвычайной обстановки, способов их минимизации и ликвидации последствий. Чрезвычайные планы периодически корректируются на основе уточненных исходных данных.

Управление чрезвычайными рисками безопасности включает в себя:

определение или идентификацию рисков;

оценку и ранжирование рисков;

управление ресурсным обеспечением;

планирование реакции по возникшую ситуацию (разрешение угрозы);

отчетность и мониторинг эффективности управления рисками;

анализ системы управления рисками.

В зарубежных странах существует ряд руководящих принципов планирования готовности к чрезвычайным ситуациям, разработанные различными профессиональными организациями, такими как ASIS (глобальное сообщество специалистов по безопасности, штаб-квартира в США), FEMA (Федеральное агентство США по чрезвычайному управлению), Британский колледж чрезвычайного планирования. Кратко перечислим их:

1. Заблаговременное обучение персонала и населения, регулярные испытания (тестирования) на знание порядка действий.

2. Планирование и проверка работоспособности способов связи при ЧС.

3. Профилактика ЧС, предотвращение рисков, обеспечение постоянной защиты от стихийных бедствий. Угрозы здоровью и жизни могут быть снижены хорошо отработанными планами эвакуации, экологическим планированием и применением международных стандартов проектирования.

4. Обеспечение всесторонней готовности к ЧС.

В глобальном масштабе развитию национальных систем управления в чрезвычайных ситуациях способствуют Международная организация гражданской обороны (The International Civil Defence Organisation, ICDO), Международное общество по управлению в чрезвычайных ситуациях (The International Emergency Management Society, TIEMS), в определенной мере – Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца, ряд других некоммерческих неправительственных организаций.

Вопросы государственного управления в чрезвычайных ситуациях на международном уровне также рассматриваются на Всемирных конференциях по уменьшению опасности бедствий. Это серия конференций проходящих в Японии под эгидой ООН. На последнем заседании в г.Сендай в 2015 году были согласованы текущие рамочные действия по уменьшению опасности бедствий на 2015-2030 гг., одобренные Генеральной Ассамблеей ООН [11]. Сендайская рамочная декларация устанавливает четыре конкретных приоритета в области минимизации ЧС:

1.Понимание риска бедствий.

2.Укрепление системы управления рисками бедствий.

3.Инвестирование в уменьшения опасности бедствий.

4.Повышение готовности к бедствиям; строительство более надежных новых зданий взамен восстановления разрушенных.

Кроме того, на сендайской конференции международное сообщество договорилось к 2020 году существенно увеличить число стран с национальными и местными стратегиями снижения рисков ЧС, а к 2030 году повысить доступность для людей систем раннего предупреждения и информации о ЧС. Очевидно, что решение указанных задач тесно связано с развитием и функционированием национальных систем управления в чрезвычайных ситуациях. Государствам приходится либо развивать собственные системы управления в ЧС, либо адаптировать зарубежный опыт. Для решения задач предупреждения и ликвидации ЧС создаются специализированные государственные системы. Так, в США – система «аварийного» управления, возглавляемая Федеральным агентством по управлению при ЧС (FEMA), в Европейском союзе - механизмы коллективной гражданской защиты на основе отрядов гражданской защиты, в Японии – система защиты от бедствий во главе с Центральным советом при Премьер-министре страны.

На примере некоторых стран рассмотрим общие положения наиболее развитых национальных и наднациональных систем управления в условиях чрезвычайной обстановки. В зарубежных странах к чрезвычайным ситуациям, как правило, относят не только природных и техногенные, но и кризисные ситуации социального характера (чрезвычайные обстоятельства), поэтому в дальнейшем при описании проблематики государственного управления в чрезвычайной обстановке нами будет использоваться понятие «чрезвычайная ситуация» (ЧС) как соответствующее значение употребляемого понятия «emergency situation» в зарубежных странах.

Соединенные Штаты Америки. Автономная устойчивость отдельных элементов является залогом общей устойчивости любых кибернетических систем. Поэтому в основе общей готовности населения и объектов экономики США к возможным ЧС лежит автономная готовность каждой семьи и предприятия к самостоятельному преодолению ЧС. Власти рекомендуют всем иметь крепкий дом, устойчивый к стихийным бедствиям, запас продовольствия и питьевой воды. Обеспечение государственной готовности к защите от ЧС в США складывается из личной готовности, готовности семьи, готовности общин и муниципалитетов, готовности коммерческих и некоммерческих организаций. Центральный орган управления при ЧС – Федеральное агентство США по управлению при ЧС (FEMA) – рекомендует каждой семье иметь комплект выживания на трое суток [12].

Готовность к чрезвычайным ситуациям трудно измерить объективными показателями. Поэтому в США эффективность усилий по защите от ЧС связана с общественным здравоохранением – оценивается эффективность сбережения государством здоровья своего населения, пострадавшего от ЧС.

В США действует закон о чрезвычайном планировании и праве общественности на информацию о ЧС (Emergency Planning and Community Right-to-Know Act, EPCRA) [13]. Защиту от ЧС включает в себя планирование рисков от стихийных бедствий (наводнения, ураганы, грозы и молнии, смерчи, зимние штормы и экстремальный холод, экстремальная жара, землетрясения, извержения вулканов, оползни, цунами, пожары), технологических опасностей (происшествия с опасными материалами и на атомных электростанциях), терроризма, биологических угроз, химических угроз, ядерного удара, радиологического заражения местности. В США планирование при ЧС децентрализованное, каждый типовой план (например, план «Торнадо») должен обязательно быть адаптирован под конкретный объект или населенный пункт, т.к. у разных объектов экономики разное финансовое обеспечение, силы и средства, система связи.

Да недавних пор в США менеджментом в области защиты от ЧС занимались бывшие военные специалисты. Теперь в этой стране один вуз и более 180 колледжей готовят специалистов по образовательным программам (специальностям) «управление в чрезвычайных ситуациях». Все более распространенными становятся профессиональные сертификаты, такие как Certified Emergency Manager (CEM). Существуют также профессиональные организации для «чрезвычайных» менеджеров, такие как Национальная ассоциация по управлению чрезвычайными ситуациями и Международная ассоциация чрезвычайных менеджеров.

В 2007 году в США учеными и специалистами-практиками «аварийного управления» при ЧС были изучены принципы управления ЧС и разработаны восемь принципов американской доктрины управления чрезвычайными ситуациями [14]:

1.Всесторонность – рассматривать и принимать во внимание все опасности, все процессы, всех участвующие стороны и все последствия, имеющие отношение к бедствиям.

2.Прогрессивность – предвидение будущих бедствий и принятие профилактических и подготовительных мер по созданию устойчивых к стихийным бедствиям объединений (общин) людей.

3.Инициативность выявления рисков - использование принципов рационального управления рисками (идентификация опасностей, анализ рисков и анализ воздействия ЧС) при определении приоритетных рисков и выбора ресурсов их устранения.

4.Интегрированность – обеспечение единства усилий между всеми уровнями власти и всех элементов общества.

5.Совместность – облегчение общения, создание и поддержание широких и доверительных отношений между отдельными лицами и организациями, участвующих в «аварийном управлении» при ЧС, пропаганда атмосферу общности, формирование консенсуса.

6.Согласованность – синхронизация деятельность всех соответствующих заинтересованных сторон для достижения общей цели.

7.Гибкость – использование творческих и инновационных подходов в решении проблем стихийных бедствий.

8.Профессиональность – признание значения науки и подходе, основанном на знаниях (на образовании, профессиональной подготовке, практическом опыте, этической практике, общественном стратегическом управлении и непрерывном совершенствовании).

В Соединенных Штатах на все бедствия изначально реагируют местные органы власти, обычно это полицейские, пожарные и «скорая помощь». Многие муниципалитеты могут также позволить себе (исходя из финансовых возможностей) иметь отдельную специализированную службу по управлению чрезвычайными ситуациями с наемным персоналом и специальным оборудованием. Если чрезвычайное событие выходит из-под контроля органов местного самоуправления, то им оказывают помощь подразделения управления чрезвычайными ситуациями штата или Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA) – это часть Департамента внутренней безопасности США. Для оптимального управления при ЧС вся страна разбита на десять крупных регионов, в рамках которых федеральные органы государственной власти оказывают содействие штатам при крупных ЧС.

Помимо государственных органов в ликвидации ЧС могут принимать волонтерские организации, например «Гражданский корпус» (Citizen Corps). Это организация осуществляет обучение добровольцев, выполняет некоторые административные функции на местном уровне (получая субвенции из местных бюджетов) и согласует свои действия на национальном уровне системы управления при ЧС. Сотрудники этой организации стремятся к уменьшению опасности от стихийных бедствий, обучают население самостоятельной ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций путем общественного образования, профессиональной подготовки и разъяснительной работы.

Большую помощь в ликвидации последствий стихийных бедствий оказывают и иные волонтерские организации. В США решениями Конгресса организация Красного Креста получает прямое финансирование из бюджета для координации деятельности собственных подразделений по реагированию на стихийные бедствия, в том числе, как правило, Красный Крест США является ведущим учреждением в помощи эвакуированным, размещении их во временных жилищах, организации питания и социального обслуживания.

Серьезную помощь властям при ЧС оказывают христианские религиозные организации, они способны быстро обеспечить спасательные работы добровольными помощниками. Как правило, религиозные организации в спасательных операциях интегрируются в общую «команду» – своеобразный аналог отечественной сводной группировки сил и средств по ликвидации ЧС. Самая большая религиозная организация гуманитарного направления – это Армия спасения (65 тысяч обученных волонтеров). Последователи этой христианской организации (капелланы, «обновленцы», южные баптисты) распространяют пищевые продукты, убирают мусор после наводнений и пожаров, устанавливают мобильные душевые кабины, предоставляют рабочих с бензопилами, патрулируют улицы от мародеров и делают много другой полезной работы. Для обобщения и координации работы волонтеров Конгресс США учредил Центр передового опыта в области ликвидации последствий стихийных бедствий и оказании гуманитарной помощи населению.

Канада. Центральный орган управления – Национальное агентство по чрезвычайным ситуациям Министерства общественной безопасности Канады. В этой стране принят федеральный закон о готовности к чрезвычайным ситуациям общественной безопасности, в котором определены полномочия, обязанности и права Министерства общественной безопасности. Каждая провинция должна иметь своё законодательство по борьбе с чрезвычайными ситуациями. Министерство общественной безопасности Канады координирует и поддерживает усилия федеральных организаций, а также других государственных органов. В системе связи и управления при ЧС Канада активно вступает в кооперацию с органами государственного управления США.

Европейский союз – это региональное интеграционное межгосударственное конфедеративное образование с признаками международной организации, в котором состоят 28 стран. Данное политико-экономическое межгосударственное объединение наиболее близко по своим интегративным началам формируемому под эгидой России ЕАЭС. В Европейском союзе (далее также – ЕС, Евросоюз) в области защиты от ЧС существуют национальные системы каждого государства и наднациональная система в рамках реализации общей европейской политики безопасности и обороны. В 2001 году в целях содействия сотрудничеству в случае серьезных чрезвычайных ситуаций, требующих принятия срочных мер реагирования, Европарламент утвердил Основной механизм гражданской защиты [15] как базовый руководящий документ нормативно обязывающий страны ЕС коллективно реагировать на ЧС.

Органы управления Евросоюза при ЧС – Европейский центр мониторинга и информирования о ЧС – подразделение Генерального директората Европейской комиссии по гуманитарной помощи и гражданской защите, а также национальные центры оповещения. Задача первого – контроль обстановки и принятие своевременных мер в случае бедствий и катастроф. Центр оповещает соответствующие национальные спасательные структуры, направляет запросы на оказание помощи в соседние страны ЕС, координирует доставку спасательных команд и необходимых грузов.

В Евросоюзе действует объединенная общеевропейская система оповещения и связи при ЧС на основе сети Интернет.

Функции по ликвидации ЧС природного и техногенного характера, а также по оказанию гуманитарной помощи населению в кризисных районах, возложены на европейские отряды гражданской защиты (межгосударственные формирования численностью до 5000 человек каждый). Одновременно в рамках механизмов гражданской защиты Евросоюза функционирует оперативный комплекс по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения, предназначенный для информирования о возникновении эпидемий и пандемий. Основным рабочим органом комплекса является оперативный центр раннего оповещения и реагирования, который также задействуется при опасности РХБ-заражения. Кроме того, в интересах гражданской защиты используются возможности Европейского космического агентства (наблюдение за земной поверхностью и акваториями), которое самостоятельно оповещает Европейский центр мониторинга и информирования при обнаружении признаков чрезвычайных ситуаций [16].

Германия. Федеральное правительство контролирует немецкую Katastrophenschutz (орган ликвидации последствий стихийных бедствий), деятельность которого координируется Федеральным управлением гражданской защиты и помощи при стихийных бедствиях. Местные пожарные подразделения, немецкие вооруженные силы Бундесвера, федеральная полиция и 16 земельных полицейских сил (Länderpolizei) также принимают участие в операциях по ликвидации последствий стихийных бедствий.

Гражданская защита населения при ЧС мирного времени в Германии объединена с военной системой гражданской обороны. В наиболее крупных городах имеются формирования и службы ГО из расчета проживающего населения.

В Германии есть несколько частных организаций, которые также оказывают чрезвычайную помощь: немецкий Красный Крест, различные христианские религиозные организации. В университете города Бонна есть магистерская программа обучения по специальности «предупреждение и управления рисками стихийных бедствий».

Великобритания. После топливных забастовок 2000 года и сильных наводнений в том же году в Соединенном Королевстве принят закон о гражданской защите 2004 года. Определены некоторые организации 1 и 2 категории ответственности (готовности), реагирующие на ЧС в согласованном порядке.

Обучение населения и персонала ликвидации последствий стихийных бедствий, как правило, проводятся на местном уровне, а также на объединенных профессиональных курсах, которые могут проходить в Колледже чрезвычайного планирования. Дипломы о квалификации «управление чрезвычайными рисками» можно получить во многих университетах по всей стране.

В Британии функционирует некоммерческая организация Институт управления по чрезвычайным ситуациям, он создан в 1996 году и консультирует правительственные органы, местные власти, публикует профилактические материалы в СМИ, оказывает содействие коммерческому сектору экономики. Помимо этой организации существует ряд аналогичных. Для обучения населения и персонала предприятий в масштабах страны и графств проводятся специальные учения. Например, по моделированию авиакатастрофы (в учении задействуются все наземные службы).

Франция. Формирования Корпуса гражданской обороны комплектуются на базе противопожарной службы. Всего в стране насчитывается примерно 220 тыс. пожарных добровольцев, 12 тыс. профессионалов (используются главным образом в качестве инструкторов) и 7 тыс. военных пожарных.

Австралия. Природные бедствия являются частью повседневной жизни в Австралии. Засуха происходит в среднем каждые 3 года, от связанного с ней сильного зноя австралийцев погибло больше, чем от любого другого вида стихийного бедствия.

В январе 1993 года система гражданской защиты Австралии была передана из Министерства обороны в Управление Генерального прокурора. Было создано Управление по чрезвычайным ситуациям Австралии (Emergency Management Australia, EMA). Система управления в чрезвычайных ситуациях в Австралии является общей сферой ответственности правительственного Управления по чрезвычайным ситуациям Австралии и местных советов [17].

EMA действует в атмосфере сотрудничества и конструктивного диалога со штатами Австралии. В этой стране нет федерального законодательства по управлению чрезвычайными ситуациями. Законы штатов и территорий в большинстве случаев регламентируют деятельность отдельных аварийно-спасательных служб. Фундаментальной основой в теории управления чрезвычайными ситуациями Австралии является устойчивость на местном уровне. При масштабных ЧС спасательные службы Австралии вступают в межгосударственную профессиональную кооперацию с соседними странами, также австралийские спасательные службы при ЧС оказывают активную помощь странам Океании.

В Австралии и тихоокеанском регионе используется система связи и управления межгосударственной Австралазийской межвидовой Системы управления инцидентами (The Australasian Inter-Service Incident Management System, AIIMS.) Это интегрированная межгосударственная система связи и управления применима ко всем видам кризисов и ЧС. Успешное управление в ЧС достигается за счет сотрудничества в рамках данной системы различных подразделений для реагирования на различные ЧС (пожарных, спасательных отрядов, полиции, вооруженных сил). Система основана на сетевых принципах управления.

Япония. Гордостью японцев является Система раннего предупреждения о ЧС. Предупреждения выдаются в основном Японским метеорологическим агентством, вместе с рекомендациями как реагировать на предупреждения. Получив предупреждение по ТВ, мобильной связи, радио и другим каналам связи, человек получает время от нескольких секунд до нескольких минут для принятия соответствующих мер. Районы вблизи эпицентра землетрясения могут испытывать сильные толчки и до какого-либо предупреждения, но таких ситуаций становится все меньше.

Система раннего предупреждения о ЧС состоит из двух подсистем. Первый информационный контур составляют профессиональные организации, занимающиеся анализом данных о возможном ЧС. На основе оперативно передаваемых по информационно-телекоммуникационным сетям показаниям приборов в считанные секунды строятся несколько вариантов прогнозов дальнейшего развития возможной критической ситуации. Сетью метеорологических датчиков, гео- и гидрологических приборов охвачена вся страна. Япония – активный участник всемирной геологической сети по мониторингу изменений в земной коре. Профессиональные предупреждения эта страна направляет специалистам по всему миру, зачастую предупреждая регионы о предстоящем движении земной коры на противоположном полушарии Земли.

Второй информационный контур – общественный. Для собственных внутренних нужд Япония внедряет технические стандарты и сертификаты безопасности информационно-телекоммуникационных приборов. На сегодняшний день в этой стране имеются технические возможно передавать информацию о предстоящем землетрясении или цунами практически через любое устройство, имеющее динамик или другой источник вывода информации (цифровое табло, жидкокристаллический дисплей, охранно-пожарная сигнализация, домофоны, проводные и беспроводные телефоны и пр.). Система реагирования населения и государственных органов на ЧС в Японии основана на выполнении заблаговременно разработанных и практически отработанных алгоритмов.

Резюме. В проведенном исследовании представлен сравнительный обзор некоторых национальных и наднациональных (межгосударственных) систем государственного управления в чрезвычайной обстановке.

Важную роль в профилактике и ликвидации ЧС в зарубежных странах играет заблаговременное планирование действий. При этом активно применяется на практике теория прогнозирования рисков безопасности. Минимизация рисков безопасности закладывается в экономические модели функционирования семьи, общины, муниципалитета и предприятий. Безопасность рассматривается в гуманитарном и экономическом аспектах. Управление рисками в зарубежной теории «emergency management» – это элемент общего управления, сфера ответственности каждого руководителя, а не отдельно нанятого менеджера.

Большое значение для оптимизации системы защиты от ЧС имеет двойное использование объектов инфраструктуры – для повседневных и аварийных нужд. Во всех передовых странах сфера чрезвычайного управления основывается и развивается на основе сетевых информационно-телекоммуникационных технологий.

По нашему мнению, отличия организации и функционирования рассмотренных систем связаны не столько с различием преимущественных видов ЧС, происходящих на той или иной территории, сколько с особенностями общественных отношений в разных странах. Различаются принципы привлечения на службу в спасательные формирования: в Великобритании – добровольный, в Турции и Португалии – по призыву, в Германии, Франции, Бельгии, Норвегии и Нидерландах – добровольный в сочетании с обязательным призывом определенных категорий (профессий) граждан.

В странах с сильными социальными связями между людьми и с государством, с сильными общинами, с преобладанием в общественном сознании понимания, что «спасение утопающего, прежде всего, дело самого утопающего», государству удается оптимизировать расходы на функционирование системы защиты от ЧС. Прежде всего – за счет самоорганизации и обучения населения, индивидуальной подготовленности всех членов семей и персонала предприятий.

В этой связи представляется актуальным направлением дальнейшее развитие различных форм общественного партнерства в сфере обеспечения жизнедеятельности при чрезвычайных ситуациях. Необходимо повышать устойчивость населения к кризисным ситуациям, прежде всего, посредством личной заинтересованности. Безопасность должна стать подлинно всеобщей ценностью.

Применительно к нашей стране и роли России в евразийской интеграции, полагаем, что постановление Правительства Российской Федерации от 21 мая 2007 г. № 304 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» необходимо дополнить новым видом (точнее – возродить ранее ликвидированный) чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера – подпункт «ж» пункта 1 – чрезвычайной ситуацией трансграничного характера, поражающие факторы которой выходят за пределы Российской Федерации, либо чрезвычайная ситуация, произошла за рубежом и затрагивает территорию Российской Федерации, ее экономические интересы или обязательства, интересы национальных инвесторов в государствах-членах Евразийского экономического союза, в результате которой количество пострадавших составляет свыше 1000 человек либо размер материального ущерба составляет свыше 1 млрд. рублей.

Применительно к организации Договора о ЕАЭС необходимо совершенствовать и стандартизировать общие механизмы чрезвычайного управления и реагирования на риски безопасности с целью минимизации экономического ущерба для инвесторов и национальных экономик стран ЕАЭС. Необходимо объединять силы реагирования на чрезвычайные ситуации стран ЕАЭС на основе общих правовых норм, единых сетевых принципов управления и сближения подходов к подготовке таких сил. Система обучения специалистов должна предусматривать совместную межведомственную подготовку для действий в определенных видах ЧС. Немаловажными являются вопросы унификации согласованных специальных планов действий при ЧС и используемых технических средств. Представляется актуальным дальнейшее изучение и интеграция на евразийском пространстве опыта организации национальных систем управления в чрезвычайных ситуаций в интересах обеспечения коллективной безопасности и национальных интересов, интересов национальных инвесторов.

Литература

[1].Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата публикации 31.12.2015) // Собрание законодательства РФ. - 04.01.2016. - N 1 (часть II). - Ст. 212.

[2].Договор о Евразийском экономическом союзе // Правовой портал Евразийского экономического союза: официальный текст на русском языке. URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/0013611/itia_05062014_doc.pdf (дата обращения 26.10.2016).

[3].Выдающиеся ученые МВД России: Майдыков Анатолий Федорович / Сайт МВД России. URL: https://мвд.рф/scientists/item/8383857 (дата обращения 31.10.2016).

[4].Майдыков А.Ф., Громов М.А. Чрезвычайные правовые режимы как новая временная система правовых отношений // Труды Академии управления МВД России. 2007. № 3. С. 25-27.

[5].Громов М.А. «Особые условия» как универсальное понятие для деятельности органов и подразделений МВД России: их виды, характеризующие признаки, классификация // Труды Академии управления МВД России. 2013. № 4. С. 5-8.

[6].Энциклопедия экономиста. URL: http://www.grandars.ru/shkola/bezopasnost-zhiznedeyatelnosti/chrezvychaynye-situacii-prirodnogo-haraktera.html (дата обращения 27.10.2016).

[7].Тараканов Н.Д. Разлом. – М.: Воениздат, 1991. – 192 с.

[8].Ткаченко В. «Николай Дмитриевич Тараканов: Судьба героя Чернобыля и Спитака». Сайт «Псевдология». URL: http://www.pseudology.org/people/Tarakanov_ND.htm

[9].Российская газета (федеральный выпуск). - 26.05.2007. - № 4374. – С.22.

[10]. Georg D. Haddow, Jane A. Bullock. Introduction to Emergency Management. – Amsterdam: Butterworth-Heinemann, 2004. – ISBN 0-7506-7689-2.

[11]. Резолюция 283 Генеральной Ассамблии Организации Объединенных Наций, сессия 69 (A / RES / 69/283 от 23 июня 2015 г.) Режим доступа [свободный] по URL: http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/69/283 (дата обращения 03.04.2016 г.).

[12]. Basic Preparedness (broshure). Режим доступа [свободный] по URL: http://www.fema.gov/pdf/areyouready/basic_preparedness.pdf (дата обращения 03.04.2016 г.).

[13]. U.S. Code, Title 42, Chapter 116 - Emergency Planning and Community Right-to-Know Act of 17/10/1986. Режим доступа [свободный] по URL: https://www.law.cornell.edu/uscode/text/42/chapter-116 (дата обращения 03.04.2016 г.).

[14]. Principles of Emergency Management Supplement. Режим доступа [свободный] по URL: http://www.ndsu.edu/fileadmin/emgt/ PrinciplesofEmergencyManagement.pdf (дата обращения 03.04.2016 г.).

[15]. Arjen Boin, Mark Rhinard. Managing Transboundary Crises: What Role for the European Union? // International Studies Review. Volume 10. March 2008. Issue 1. Pages 1–26. DOI: 10.1111/j.1468-2486.2008.00745.x

[16]. Юрьев И. Гражданские антикризисные структуры Европейского союза // Зарубежное военное обозрение. – 2008. – №12. – С. 26-32.

[17]. Keeney J. In Case of Emergency. - Sydney: Design Masters Press, 2007. – ISBN 978-09775866-1-5.

Цифровые (автоисполняемые) Правила дорожного движе...
Цифровой #AutoID для цифровой экономики
 

Комментарии

Нет комментариев. Будь первым, кто оставит комментарий.
Гость
18.11.2018
АН2 Преобразование Дальнего Востока России Видео являя собой свободное действие проверка гипотез биткоин аддитивные технологии модель институты развития экосистема бизнеса асимметрия информации онтологии космический мнтернет Институт Шифферса content индикаторы ПМЭФ-2017 Идентичность обладает свойством структурного многообразия Интернет объектов отождествлённое со свободой Лаборатория АН2 цифровая страна продвинутая бизнес-аналитика интернет вещей Искусственный интеллект ВЦ РАН комбинаторный взрыв Байконур Знаниевые технологии трансакционные издержки инновационная компания цифровая корпорация cборочное программирование цифровые платформы фото комплементарные связи космическая шина импортозамещение ЕАЭК технология общего назначения Свобода в первоначальном смысле требует усилий технология разработки программ децентрализация S-образная кривая Информационные технологии мультиплатформенные программы Интернет Лайт эконометрическое моделирование бинарные компоненты схема программы Китай цифровая экономика идемпотентное сложение Центр Проектирования Будущего Дальний восток цифровая грамотность Страны АТР цифровое общество искусственный метеллект предиктивное моделирование Радд детерминирует в индивиде способность быть и оставаться причиной самого себя цифровая трансформация Сочи2016 теорема об отсчетах IT-активы экономика связей умное производство ОБЬ блокчейн медицина будущего космосеть ПМЭФ2016 OpenSource теория игр ИТ-активы региональная экономика интерналии социально-хозяйственная система smart contract ЦЭМИ
Подождите минутку, пока генерируется календарь